Skip to Header Section

Шок – это по-нашему

Борясь сегодня за место под солнцем, дизайнеры с воодушевлением берутся за любые средства, забывая, что в их арсенале имеется самое главное – талант

Gallery

автор Ирина Кауфман

  •  

Не то чтобы «эпатаж» – принципиально новое слово в мире моды.

Вспомнить хотя бы Вивьен Вествуд: в 70-х королева панка энергично и самозабвенно расшатывала моральные устои консервативной британской общественности, лихо торгуя из своего магазинчика на Кингс Роуд рубашками со свастикой на рукавах и футболками с нецензурными высказываниями, а то взяла и вовсе посягнула на святое, изобразив на очередном творении собственного сочинения королеву Елизавету с проткнутым булавкой ртом. Можно долго судачить о том, чем больше ошеломляет в последнее время еще один британец Джон Гальяно – талантом или бесплодными эксцентричными выходками – и гадать, дает ли мода второй шанс, но на вопрос «А был ли мальчик?» можно прямо-таки с уверенностью заявить: был, да еще какой. Бесстрашно сталкивающий стили, декады, формы и материалы и с чувством выполненного долга и на совершенно законных основаниях подписывающийся «Эпатаж — это я!» под очередной коллекцией, ставящей по сомнение все прежние эстетические каноны. А Рей Кавакубо? Это сегодня поющие оду деконструктивизму чернильно-черные одеяния Comme des Garçons – почти что униформа для многочисленных любителей концепта и адептов интеллектуальной моды. А в 80-е в таком виде могли и на порог не пустить: легенда гласит, что одна из первых преданных поклонниц таланта японки не смогла попасть в парижский Ритц, будучи принятой местным портье за опасную манифестантку.

На современной модной сцене эпатажа тоже хоть отбавляй, за одним лишь исключением: он едва ли про одежду. Сегодня асимметрией и неровными швами уже никого не удивишь, а панк-мотивы в том или ином виде присутствуют в творчестве практически каждого уважающего себя дизайнера, не вынуждая зрителя в срочном порядке принимать ударную дозу успокоительного. Милитари, бохо-шик, колор-блокинг и гранж, футуризм и авангард, многослойность, безумные сочетания принтов и фактур – ко всем этим стилям и приемам за вдохновением обращались тысячи раз, и интерпретировать их по-новому каждый сезон, да так, чтобы именно на тебя попадал весь свет софитов, - миссия практически невыполнимая. Добавьте сюда вихрь бешено сменяющих друг друга пре-фоллов и пре-спрингов, капсульных коллекций и коллабораций – в этом клокочущем зелье из тысяч наименований даже по-настоящему достойные вещицы рискуют оказаться проглоченными и раствориться в общей массе. А потому в бой вступает тяжелая артиллерия.

Во-первых, возраст. Миуччу Праду, например, естественным образом привлекает юность, но в погоне за ней она то и дело балансирует на грани. Насколько увеличит продажи и популярность марки рекламная кампания Miu Miu с участием 22-летней актрисы Мии Гот, расположившейся на неубранной кровати и оттуда многозначительно поглядывающей в объектив Стивена Мейзела, покажет время, но уже понятно, что оценивать ее влияние на территории Британии не представится возможным: усмотревшая в фотографиях сексуальный подтекст, местная публика потребовала рекламу убрать сию минуту с глаз долой. Впрочем, и мимолетного появления ее в сети было достаточно для несмолкаемых толков и бесконечных лайков, шеров и ретвитов – главного трофея на сегодняшней модной арене. Другие, вроде The Row, Vivienne Westwood и даже обычно чуждого провокациям Celine, не рискнув ввязываться в баталии с Советом рекламных стандартов, сделали ход конем, пригласив к сотрудничеству дам в возрасте от 70 и старше: и шума достаточно, а марки сыты и довольны, и овцы, то есть имидж и репутация, целы.

Следующая переменная – вес, и тут опять в качестве слагаемых успеха выступили две крайности: болезненная худоба в снимках Эди Слимана для Saint Laurent против plus-size моделей в рекламе нижнего белья и купальников. И уже не имеет значения, кто заработал овации, а кто отбивался от критики: обсуждают, шерят, ретвитят – ну и чудненько.

Чтобы вызвать реакцию искушенной и избалованной самыми разными скандалами и интригами аудитории все средства хороши, даже если имя им – Ким Кардашьян. Что общего у обладательницы самой обсуждаемой филейной части и уважаемого французского Дома Balmain, сделавшего Ким собственным лицом, - вопрос десятый. Не ожидали? Замечательно. Получите, распишитесь. И не забудьте поделиться этим знаменательным событием у себя в ленте.

Неудивительно, что в таких условиях то, ради чего все затевалось, то есть сама одежда, остается за бортом. Помните мужской показ Rick Owens осень-зима 2015? Кто-нибудь смог оценить расшитые клепками кожаные туники или удлиненные свитера-платья крупной вязки? Поделитесь впечатлениями, ладно? Я, признаться честно, этот момент как-то упустила, пока шерила и ретвитила  увеличенные картинки вырезов в районе паха, через которые ехидно выглядывали мужские гениталии.

Как считает сам виновник моды на открытые пенисы, «нагота – это самый простой, примитивный и ребяческий жест. Но она сбивает с ног». Может быть, пришло время повзрослеть и поразить мир чем-то более сложносочиненным, например, собственной незаурядной коллекцией? А то с таким успехом мы все рискуем остаться с голой попой.

 

Мнение наших авторов может не совпадать с мнением редакции (с) команда Global Blue

  •  

Похожие тэги