Skip to Header Section

Новая высокая мода

Мир высокой моды охватило новое возрождение, а на смену функциональности пришло стремление ко всему изысканному и оригинальному, – говорит Бет Дрюс

karina starobina author

Gallery

автор karina starobina author

  •  

Чарльз Фредерик Уорт, открывший в середине 19 века первый в Париже современный дом моды, дал начало новой науке, изучающей принципы создания одежды, и даже основал организацию, которая бы могла этот процесс контролировать: «Chambre Syndicale de la Haute Couture». Учреждение появилось в 1868 году и сегодня является частью недавно созданной федерации Fédération Française de la Couture, du Prêt-à-Porter des Couturiers et des Créateurs de Mode, члены которой решают какая марка заслуживает того, чтобы называться haute couture. На протяжении многих лет критерии отбора уточнялись и совершенствовались. В расчет шло множество факторов: от количества работников до количества готовых изделий за сезон, после чего решалось, может ли номинант обладать почетным званием «гранд-кутюрье» или просто «кутюрье».

Стоит сказать, что в начале 21 века многие члены федерации зачастую не выдерживали порой чересчур жестких требований. Количество домов моды, которых в 1952 году насчитывалось 60, к 2000 году сократилось до 18. После того, как Ив Сен-Лоран закончил свою карьеру в 2002 году, число уменьшилось до 12, даже не смотря на некоторое послабление в требованиях. В число действующих на данный момент входят Chanel, Christian Dior, Jean Paul Gaultier и Givenchy – титаны моды, способные работать при любых условиях. Тем не менее, предсказание о конце эпохи от-кутюр оказалось достаточно преждевременным. Раф Симонс, известный своим утонченным и элегантным стилем, в 2012 году возглавил Dior, чем возвестил новый рассвет современного кутюр.

Стремительное развитие индустрии прет-а-порте, со свойственными ей высокими ценами и возрастающим качеством, спровоцировало небольшой упадок сферы от-кутюр. Рейчел Ворд, международный специалист индустрии моды и роскоши, объяснила спад естественным этапом развития сферы. «Упадок и практически полное исчезновение [кутюр], произошедшее в то же время, что и рост качества машинного производства, приведет только к возрождению аутентичности», – поясняет Ворд.

Это возрождение уже можно заметить на самых разных уровнях. Так, Марко Занини, креативный директор вновь открытого бренда Schiaparelli, выбрал для новой коллекции тематику и цветовую палитру, удивившую многих критиков. Его модели появились перед публикой в изделиях из лисьего меха болотного цвета в сочетании с ботильонами леопардовой расцветки, что же касается платьев, то они изобиловали принтами с изображением крыс, мотыльков и белок. Голландский дуэт Victor & Rolf презентовал коллекцию осень-зима 2014/15, которая стала видением того, как мир обходится со знаменитостями; демонстрируя образы, модели были облачены в подобия красных ковровых дорожек.

Еще одним феноменом стало упрощение кутюра, начатое Карлом Лагерфельдом в Chanel. Все чаще дом моды стал показывать скромные кроссовки, юбки в сочетании с велошортами из твида и разнообразные сумки через плечо. Но хотя эти простецкие детали и оживляют моду, они, ни в коем случае не задают ей тон. «Его работы больше напоминают молодежную моду, но при этом смогут легко найти поклонников у более старшей аудитории, а не только у Кары [Делевинь] и Джорданы [Данн]», – замечает Лу Стоппард из киностудии Show Studio.

По мнению одного из самых известных итальянских обозревателей моды Анжело Флаккавенто, в основе современного кутюра лежит изобретательность. «Мне приходилось видеть примеры изобретательности во многих коллекциях, особенно в Artisanal от Maison Martin Margiela и коллекциях от Valentino, где вещи отражают настоящую радость творческой свободы и ловкости рук, вещи, которые просто красивы, и необязательно практичны», – говорит она. Журналист также упоминает Жанбатиста Валли, которого он считает «изобретателем», новой легендой мира кутюр и человеком, заслуживающим высших похвал за его вклад в неподдельную красоту. А что насчет покупателей? Если раньше интерес к haute couture проявляли в основном энтузиасты из Европы, то теперь их теснят поклонники моды из Азии, Ближнего Востока и Российской Федерации. В результате весь индустриальный цикл претерпевает изменения по мере того, как дома моды пытаются адаптироваться под постоянно меняющуюся клиентуру. Это еще одно из многочисленных требований, говорящих о том, насколько непростым может быть модный бизнес. «На мой взгляд, современный дом моды должен обладать традиционным savoir faire и всегда держать руку на пульсе, – поясняет Флаккавенто. – Это необходимо для соблюдения равновесия между ручным трудом и современными технологиями, а также сохранения оригинальности стиля и исполнения. Современный дом моды это последнее что осталось у возвышенного haute couture». Такая мысль звучит немного пессимистично, но не стоит забывать о существовавших изначально отношениях между высокой модой и прет-а-порте. «Сегодняшнее производство во многом ориентируется на изобретения высокой моды, задающей определенный тон, так же как и мы стараемся ориентироваться на идеалы, которые находим в произведениях классической литературы и искусства, – поясняет Ворд. – Вряд ли кутюр смог бы заменить собой привычную нам индустрию моды, но при этом ему свойственна целостность, независящая от сторонних факторов». Возможно, именно благодаря своей целостности и независимости индустрия продолжает существовать и развиваться.

  •  

Похожие тэги