Мы используем кукис для того, чтобы ваше пребывание на веб-сайте было максимально удобным. Если вы нажмете «продолжить» или любую из ссылок на сайте, вы автоматически принимаете наши условия использования кукис. Если вы хотели бы узнать подробнее об условиях использования или поменять настройки, здесь

Парижский кутюр: высокая мода будущего


Долгое время парижский haute couture ограничивался только историческими модными домами. Global Blue рассказывает о дизайнерах, которые преображают представления о высокой моде

Тереза Гарольд ,

С высокой модой ассоциируются классические французские бренды и шикарные бальные платья. Однако сейчас на модной сцене Парижа набирает силу волна молодых дизайнеров. Они способны вдохнуть новую жизнь в Неделю высокой моды и доказать, что haute couture не связан строгими эстетическими ограничениями.

Статус кутюрье

Бушра Жаррар, дизайнер из Канн, попала в заголовки модных изданий как вновь назначенный художественный директор женской линии Lanvin. Но прежде она прославилась как кутюрье под собственным брендом Bouchra Jarrar, который был основан в 2010. Ее творческий путь начался с презентации коллекций в Париже в качестве гостя Chambre Syndicale de la Haute Couture. Эта организация управляет французской модной индустрией и бережно хранит официальный и защищенный законом термин haute couture. В декабре 2013 года Жаррар получила статус кутюрье, которого удостаивается далеко не каждый дизайнер.

Высокие требования

Chambre Syndicale жалует этот титул только самым искусным и творческим кутюрье при соответствии целому ряду требований. Для этого дизайнер должен создавать одежду по индивидуальной мерке для частных клиентов, вызывая их на одну или более примерок. У него также должно быть ателье в Париже, где работает не менее 20 человек на полной занятости. Модный дом должен представлять две коллекции в год, в каждой – не менее 50 оригинальных моделей, включая дневные и вечерние предметы гардероба.

Дебютные коллекции

В дебютную коллекцию готовой одежды для Lanvin Жаррар перенесла характерные черты и приемы линии высокой моды: «Я исследую возможности выражения чувственности и близости, выстраиваю одежду вокруг тела, обнажаю и, наоборот, прячу силуэт. Я ищу сущность и гармонию. Я люблю одевать женщин, открыть их для них самих, возвышать их, пересекать границы между женственностью и мужественностью».

Christian Dior имеет легендарную историю. Концепция кутюра интерпретировалась художественными руководителями компании по-разному: от драматических образов Джона Гальяно до модернистских – Рафа Симонса, первая коллекция которого была показана в фильме Dior и я.

Симонс покинул модный дом в конце 2015 года, а в 2017 с весенней коллекцией дебютировал новый креативный директор Мария Грация Кьюри, прежде работавшая в Valentino. Укороченные талии, объемные юбки и структурированные куртки придали коллекции характерные для Dior черты, в то время как индивидуальный почерк Кьюри проявился в откровенной женственности многослойных тюлевых тканей и замысловатой вышивке.

Вызов традициям

Ведущие бренды в этом сезоне бросили вызов концепциям традиционной эстетики кутюр. В Viktor & Rolf платья-халаты, блузы и вечерние платья сочетали самые разные цвета, текстуры и формы. У Maison Margiela стилизованные силуэты женских лиц просматривались через многочисленные слои пальто, платьев и многого другого.

Демна Гвасалия, дизайнер грузинского происхождения, – тоже адепт пересечения границ. Впервые он обрел славу как лицо дизайнерского коллектива Vetements. Назначение его художественным директором модного дома Balenciaga в 2015 году наделало много шума: он пересек границу культового и исторического. В новом статусе Гвасалия завоевал признание благодаря своему умению уравновешивать собственный стиль, вдохновленный стритстайлом, и неподдельному уважению к наследию модного дома.

Лучшее из лучшего

Бренд Vetements точно попал в предпочтения любителей актуальной моды, поскольку умеет играть на грани элитарной и популярной культуры. Неудивительно, что первая же коллекция высокой моды, представленная в статусе гостя Chambre Syndical, повторила успех коллекции готовой одежды. Ведь она состояла из классических предметов гардероба, переосмысленных сквозь особую призму Vetements. Вся коллекция сезона весна-лето 2017 создана командой Vetements в коллаборации с другими брендами: в том числе – костюмы Brioni, деним Levi’s, спортивные костюмы Juicy Couture и верхняя одежда Mackintosh. «Мы подумали, что стоит отправиться напрямую к брендам, которые делают эти вещи лучше всех, и предложить им создать что-то в нашей манере», – прокомментировал Гвасалия.

В мире высокой моды такой подход может показаться неожиданным, но в этом есть определенный символизм. Высокая мода – это всегда лучшее из лучшего в дизайне и качестве, и именно это подчеркнул Гвасалия в свойственной ему манере, когда пригласил лучших в своем деле к сотрудничеству. За шумихой вокруг Vetements всегда стоят остроумная идея и пристальное внимание к деталям.

Актуальность прежде всего

Если Жаррар и Гвасалия экспериментируют с тем, как может выглядеть высокая мода, то другие модные дома переворачивают представления о том, как она создается. Для брендов с большой историей, как, например, Louis Vuitton, сложность состоит не в закреплении репутации, а в поддержании актуальности. Для этого дизайнеры с особым рвением осваивают современные технологии. Недавно на выставке Manus x Machina: Fashion in an Age of Technology в Метрополитен-музее в Нью-Йорке выставлялись экспонаты из архива Louis Vuitton. Платье с юбкой-тюльпаном, созданное креативным директором Николя Гескьером, было примечательно использованием аппликации ручной работы и полосок металла, тонко вырезанных лазером. Будь дизайнером кто-то другой, это превратилось бы в нарочитое излишество. Но профессиональное мастерство Гескьера помогло сделать вещи столь же эффектными и заслуживающими восхищения, как шантильское кружево.

Если все эти фантазеры продолжат раздвигать границы возможного в моде, haute couture сумеет остаться столь же свежим и волнующим миром, каким он был всегда.

Не пропустите


Последнее



Набор для шоппинга