Skip to Header Section

Судьба манекенщицы

Первая половина ХХ века была гимном красоте и вкусу русской женщины

Alexander Vassiliev

автор Alexander Vassiliev

  •  

Воспетая поэтами Серебряного века, воспитанная в Институтах Благородных девиц Петербурга и Москвы, начитанная и образованная, знакомая с правилами хорошего тона и запросто владеющая иностранными языками, часто носительница звонкого аристократического титула – русская женщина той поры была настоящей вдохновительницей муз. Неслучайно, что такие гении ХХ века как Пикассо, Дали, Матисс, Леже, Роллан выбрали именно русских в свои жены! Сильная и волевая, прошедшая сквозь жернова Первой Мировой войны и ужасы Русской революции – русская красавица той поры чаще всего была вынуждена избрать путь изгнанницы, дабы не быть уничтоженной вместе со всей семьей большевиками, боровшимися с классовым обществом. Около 10 миллионов россиян всех сословий покинуло нашу страну, после 1917 года, дабы выжить. И вот, с этим огромным потоком беженцев во Францию появились и русские женщины - красавицы. Жены, дочери и сестры тех, кому удалось получить долгожданную визу в начале 1920х годов.

Около сотни русских красавиц начали в те далекие годы развитие модного ремесла. До прибытия русских во Францию никто не мог похвастаться такими аристократичными манерами, таким умением подать новый туалет, так разговаривать с клиентом. В те годы, как, впрочем, и теперь, в мире манекенщиц существовала строгая иерархия. Манекенщицы, работавшие для различных домов моды, делились на разные категории: девушки, работавшие постоянно — «маннекян де кабин», и приглашавшиеся специально для дефиле моды или показа моделей за границей — «маннекян волант», т. е. «летучие». Дамы, отличавшиеся редкой внешностью или громким титулом и получавшие платья для выхо- дов на светские рауты, назывались «маннекян мондан», т. е. светскими!

Русские красавицы в 1920-е годы ценились белизной кожи, голубизной глаз, высокими скулами и темными волосами. Особенно заметной тогда была красота княгини Мэри Эристовой, княжны Мии Оболенской, Теи Бобриковой и графини Елизаветы Граббе. А вот мода на блондинок пришла лишь после 1929 года, когда востребованной стала красота княжны Натали Палей, Людмилы Федосеевой, Лидии Ротванд, виконтессы Жени де Кастекс.

Русские красавицы, прославившиеся в Париже в 20-е годы, были, как правило, признанными жрицами элегантности и вкуса еще в старой России. Крупнейшие дома парижской моды той эпохи приглашали их на работу. В период между двумя войнами в Париже не было практически ни одного дома моды, в котором бы не работала русская манекенщица. Причудливая судьба привела в мир моды княгиню Мэри Эристову, и Галю Баженову, добившихся успеха в Доме «Габриэль Шанель».

Княгиня Мария Прокофьевна Эристова, урожденная княжна Шервашидзе, родилась 17 октября 1895 года в Батуми, в Грузии. Ее отец заседал в Государственной думе, и поэтому с юных лет Мэри Эристова жила в Пе- тербурге, где ее удивительная, яркая и экзотическая красота была рано замечена. Она и ее сестра, княжна Тамара Прокофьевна Шервашидзе, ставшая впослед- ствии женой графа Зарнекау, были непременным укра- шением императорских балов и ужинов. Благодаря своей исключительной внешности, великолепным манерам и знатному про- исхождению княжна Шервашидзе была назначена фрейлиной императрицы Александры Федоровны. Потеряв отца во время революции, княжна Мэри уеха- ла с семьей на Кавказ, где в 1919 году вышла замуж за улана Его Величества, князя Гигушу Эристова.

В 1921 году семья князей Шервашидзе и Эристовых, следуя общему потоку, переезжает в Константинополь, первый иностранный город на долгом бежен- ском пути.

После долгих треволнений, в 1925 году уже в Париже управляющий домом «Шанель» князь С.А. Кутузов пригласил красавицу Мэри Эристову в манекенщицы. В те годы Шанель покровительствовала всем русским; не так давно закончился ее бурный роман с Великим князем Дмитрием Павловичем, и Шанель с успехом сотрудничала с его сестрой — великой княгиней Ма- рией Павловной Романовой. Княгиня Мэри Эристо- ва, яркая брюнетка, очень нравилась тогда. Ее, популярный тогда, тип красоты подходил как нельзя более к стилю Шанель тех лет, к тому же великой Коко импонировало, что для нее, провинциалки из Оверни, работают «настоящие русские принцессы».

Другой звездой у Шанель в двадцатые годы была блондинка Гали Баженова. Женщина уникальной и героической судьбы, Гали Баженова происходила из старинной кабардинской семьи Хагондоковых. Галя Хагондокова окончила в Петербурге Смольный институт и во время Первой мировой войны вышла замуж за двухметрового выпускника Пажеского корпуса, Баженова. У них родился сын. Николай Баженов во время Гражданской войны в бою с красными был тяжело ранен в голову и рано скончался. Всей семье Хагодонковых удалось вырваться из Страны Советов и поселиться в Париже с 1922 года. А уже в 1923 году русская красавица Баженова, как на- зывали ее парижские журналы мод, становится люби- мицей светского общества. Шанель по совету князя Кутузова приглашает ее на работу, и ее лицо начинает мелькать на страницах самых популярных изданий — «Фемина» и «Вог». Высокая и стройная блондинка с хорошей фигурой, Баженова была настоящей «светской манекенщицей», одевавшейся у Шанель.

Расставшись с Шанель, Баженова проявила достаточно редкую для манекенщицы волю: в 1928 году она открыла свой собственный Дом моды «Эльмис» — сокращенный вариант ее собственного кабардинского имени Эльмисхан. Дом этот расположился на одной из центральных артерий, пересекающих Париж с Востока на Запад, — улице Риволи — и просуществовал три года. В основном Баженова создавала вечерние вышитые платья, эффектные своей декоративной отделкой.

В 1934 году Гали Баженова вышла замуж за графа Станислава де Люара, сенатора, помещика и землевладельца, сына маркиза де Люара, страстного охотника и владельца обширного имения и замка. Став графиней де Люар, Баженова перешла в католичество, сменив имя Гали (Эльмис- хан) на Ирен.

В годы Второй мировой войны графиня Ирен де Люар проявила себя героически. Она поступила во французскую освободительную армию и получила пост начальника передвижного хирургического отделения. Вместе с американской армией она освобождала Италию. Была неоднократно награждена и отмечена самим президентом Франции генералом де Голлем.

Перечисление известных манекенщиц 1920-х годов было бы неполным без упоминания Екатерины Николаевны (Теи) Бобриковой, которая проработала в доме «Ланвен» с 1927 года по 1934 год. Скончавшаяся в 2004 году в Париже Екатерина Николаевна Бонне, урожденная Бобрикова, родилась в 1909 году в семье, близкой к придворным кругам, и была крестницей Николая II. С детских лет Тея рисовала платья и мечтала, что будет их носить, когда вырастет. Приехав в Париж с родителями и сестрой, она жила на площади Клиши. Семья нуждалась в заработке. Тея Бобрикова в 17 лет решила найти работу. Она рассчитывала получить место приказчицы в Доме Жанны Ланвен, но одна из работниц спросила: «Почему бы тебе не попробовать стать «манекеном»? Родители хотели, было, воспротивиться, но дома нечего было есть и им пришлось уступить. Платья, представленные Теей Бобриковой, покупали клиентки «Ланвен» - Пола Негри, Лилиан Гиш, Жаннет Макдональд.

  •