Skip to Header Section

Драгоценные истории

В начале ХХ века у нас в стране крупными «потребительницами» новых ювелирных изделий из драгоценных камней были известные актрисы, любимицы публики. В то время в театре существовала система бенефисов, когда кассовые сборы поступали самой «звезде». Тогда-то на сцену вместе с цветами и присылались коробочки с ювелирными украшениями от поклонников — из Купеческого собрания, Дворянского собрания, Союза инженеров и т. п. Оригинальным способом публика одарила в 1907 году певицу Вяльцеву, одну из самых состоятельных женщин России. После концерта в Харбине ей был преподнесен страусовый веер, на каждое перо которого было приколото по бриллиантовой брошке

Alexander Vassiliev

Gallery

автор Alexander Vassiliev

  •  

Одна моя гонконгская подруга, светская красавица Кристаль Ли, потерявшая счет годам и подтяжкам лица, была очень скупа на чаевые в ночном клубе «1997». У нее всегда были очень крупные бриллианты, броши от Cartier в форме пантеры, кулон на 22 карата и другие запоминающиеся вещицы. Как‑то во время бурного танца она обронила бриллиантовый браслет от Chaumet и в темноте и сутолоке никак не могла его найти. Перед уходом из клуба она дала портье на чай пять гонконгских долларов и попросила найти браслет. Он почему‑то не нашелся.

Вечно молодая Элизабет Тейлор, прославившаяся не только километрами кинолент со своим участием, но и шеренгами мужей, собрала в виде подарков внушительную коллекцию бриллиантов. Особенно запомнилась в связи с этим ее сакраментальная фраза: «Размер бриллианта – не самое главное в жизни, но начинать надо только с крупных камней».

Турецкая миллионерша Назан Бозбаг отличается изысканно‑утонченным вкусом. Почти все ее ювелирные украшения – редкие произведения оттоманского искусства, но ради дружбы со мной она решила приобрести что‑то русское. Прилетев как‑то в Париж в дождливую погоду, она грустно брела под зонтиком по рю Сен‑Оноре. Чтобы переждать непогоду, она укрылась в роскошном антикварном магазине Louvre Des Antiquaires. Ее взгляд привлек русский браслет с удивительным сочетанием камней: сапфиры, рубины и изумруды в обрамлении мелких речных жемчужин – и она тут же его купила. В таком деле даже дождь бывает на пользу!

Знаменитая японская миллиардерша Масако Ойя, известная своими 2000 розовыми платьями, носит все украшения в пандан к ним. Предпочитает розовые жемчуга, розовые бриллианты, но не брезгует и александритами, а порой допускает исключительно крупные рубины. Хоть один итальянский авантюрист и стащил у доверчивой японки часть ее украшений, осталось у нее их еще очень много. Даже король Марокко завидует.

В недавнем прошлом в Москве славилась своими украшениями балерина Ольга Всеволодская‑Гернгросс. У нее были чудесные алмазные елизаветинские серьги, хорошие николаевские брошки и кольца с завидными солитерами. Самая элегантная дама в Москве в 1970‑е годы, в один прекрасный день она была ограблена. Пропали все ее великолепные драгоценности, кроме тех, что были на ней самой. Когда она отправилась жаловаться в милицию, она скинула соболью шубку и замшевые перчатки, приоткрыв миру свои тонкие пальцы, унизанные кольцами с солитерами: «Это все, что у меня осталось!» – пожаловалась Ольга Всеволодовна, а милиционеры прозвали ее «бриллиантовой рукой».

Моя близкая парижская приятельница, графиня Жаклин де Богурдон, имела много хороших украшений. Она любила крупные кольца, золотые клипсы и колье‑ошейники «Принцесса Александра».

И все же порой она мешала настоящие вещицы с откровенным искусственным жемчугом, позолоченными цепочками и совсем бижутерными браслетами. Но у графини было столько природного шика, столько умения носить украшения, что никто никогда не мог заподозрить, что рядом с хорошим бриллиантом она носит самый банальный циркон.

Императрица Франции Евгения де Монтихо получила в виде наследства от семьи своего супруга Наполеона III древнейшую подвеску эпохи Средневековья, принадлежавшую когда‑то императору Шарлеманю. Она представляет собой два кабошона из аметистов с филигранной оправой из других камней, в которой, как в дароносице, хранится кусочек настоящего креста Иисуса Христа. Во время Парижской Коммуны ей удалось, к счастью, бежать в Англию в карете скорой помощи, захватив кое‑что из украшений. А когда много лет спустя, во время Первой мировой войны, немцы разбомбили Реймский собор, низвергнутая императрица прислала подвеску Шарлеманя в дар ризнице полуразрушенного собора.

Самая знаменитая и величественная коллекция драгоценных камней из собранных в наше время принадлежала султану Брунея, самому богатому в мире человеку. Специальные бриллиантовые коробейники привозили ему и принцессам коллекции камней или же оправленных украшений. У него были вещи Фаберже, исторические регалии европейских дворов и другие безделицы. Одна из моих знакомых «коробейниц» говорила мне, что султан просил его не беспокоить с камнями менее десяти каратов.

Русская красавица Валентина Ивановна Кашуба, балерина Дягилевских сезонов, была в Египте в 1922 году и получила в дар от английского поклонника большой кулон с изумрудом, найденным среди сокровищ Тутанхамона. Подарок был великолепен, но, увы не принес счастья Валентине Ивановне. Когда она его надевала, рассказывала мне почти столетняя балерина, кулон жег ей грудь, а ночью чья-то величественная тень вставала у изголовья постели, к тому же Кашуба вскоре захворала необъяснимой хворью и срочно продала изумруд Картье, который, в свою очередь, перепродал его египтоманствующей клиентке, после чего, впрочем, клиентка и скончалась. Тот же эпизод описан в воспоминаниях Эрте, так что ручаться за него можно. Будьте и Вы бдительны, покупая драгоценности из фараоновых гробниц!

  •