Skip to Header Section

Как Александре Микеле из Gucci поменял моду

Новое ощущение на подиуме

Anastasia Nemchenok

Gallery

автор Anastasia Nemchenok

  •  

Трагическое, смешанное или откровенно трогательное мироощущение тонко проскальзывает во многих коллекциях зимы, да и будущих круизных резортных. Свойственное более семнадцатилетним, чем  взрослым дизайнерам, чувство растекается по тканям, сбивающим принтам, обнаженной груди, беззащитным курткам и шапкам, которые так напоминают костюмный антураж фильма «Чучело» или, ну худой конец, «Большая перемена». Отсылка к молодежному советскому кино – не случайна. Мы вернулись в мир нового романтизма: чуткости, наивности, нежности и открытости. 1970 - советская эпоха невинности, к которой уже чуть подбирается коррозия современности, но старшеклассницы по-прежнему носят школьную форму. Она уже слишком коротка для длинных ног, эта коричневая тяжелая шерсть и туфли на низком каблуке и, если смогли достать по блату, сползающие прозрачные чулки.  Именно этот  образ, а вернее, его ощущение, и станет ключевым в новом сезоне.

Что же изменилось в моде, откуда этот сейсмический сдвиг? Каждое десятилетие бывает момент, когда все становится «ту мач»: слишком много вещей, коллекций, дизайнеров, кажется, что мода начинает захлебываться, искать свой выход. Недолго прогремел стиль «нормкор», такой же побочный эффект пресыщения, долго он не задержался, потому что любое отрицание не может жить вне контекста, поэтому мы развернулись в новую наивность. В отличие от прошлых эпох, в нем нет ровности и единости Шиллера, Гете или романтиков 80ых. Он насквозь пропитан цитатами, и отсылает не к конкретному стилю, а к ощущению, здесь и цыганская свобода богемы, и ретро-футуризм 80ых и даже немного романтики рейва 90ых и Курта Кобейна.

В 20ом веке  французский романтизм сыграл не последнюю роль. Фильм о студенческих протестах 1968 года в Париже Бертолуччи «Мечтатели» стал, если не главным  вдохновением Алессандро Микеле из Gucci, то точно Изабель, его главная героиня,  стала одним из  главных лиц  мудборда сезона осень-зима 2015. Это заметно в первой коллекции дизайнера для бренда – кажется, что любой из луков с показа абсолютно органично войдет в фильм. 

Физическое воплощение тренда также разнообразно – конечно, главный акцент встал на платья и уклонился в богемный образ: туники, воланы, объемные рукава, открытые плечи. Очень важная история осенне-зимнего сезона  - это принт: не только классический цветочный, который присутствует в многообразии, но и лисы, как у Celine, геометрия, цветной горох или любой другой, который дает  нужное настроение. Нельзя пройти мимо отсылки JW Anderson к 80ым в осенне-зимней коллекции –это те же новые романтики: безумные ткани, винтажная флуоресцентная фольга, вельвет и сапоги-ботфорты. Как ни парадоксально, все это - стороны  одной медали, одной тенденции – несмотря на свое кажущееся противоречие, они все отсылают к новому ощущению героини – личности, характера, а не сексуального объекта. Ей может быть неудобно ходить на высоких каблуках, у нее нет времени подбирать туфли в цвет сумки, а заколки - в тон платья – и эта новая эстетика полна искренней любви к женщине, пониманию ее проблем и каждодневных мелочей. В ней нет неряшливости, это новая элегантность простоты, диктуемая новыми реалиями.

Именно это и прекрасно – кажется, пришла самая пора взглянуть на гардероб по-новому: не средство достижения, а средство самовыражения  - ведь романтическая героиня – это всегда так интересно.

  •  

Похожие тэги