Мы используем кукис для того, чтобы ваше пребывание на веб-сайте было максимально удобным. Если вы нажмете «продолжить» или любую из ссылок на сайте, вы автоматически принимаете наши условия использования кукис. Если вы хотели бы узнать подробнее об условиях использования или поменять настройки, здесь

Классики и современники


«На Pitti я всегда чувствую себя каким-то заморышем,» - признается мой друг, директор по закупкам трех важных мультибрендовых магазинов, одетый в Yohji Yamamoto, Dries Van Noten и Rick Owens. – «Тут все такие идеальные». Я вздыхаю с облегчением: я и сама всегда тут ощущаю себя бедным родственником, но приятно осознавать, что я в достойной компании

Яна Мелкумова-Рейнолдс ,

Дело в том, что посетители ярмарки Pitti Uomo в большинстве своем одеты безупречно, причем в такие костюмы, которые промаха в принципе  не разрешают. Если милые моему – и моего друга-байера – сердцу авангардные дизайнеры допускают сколь угодно расхристанный вид, то здесь этот вид категорически неприемлем. В течение как минимум последнего десятилетия Pitti ее гости одеты с иголочки и безупречны, как возможно только в мире мужской моды: зауженные брючки подвернуты ровно на те полтора сантиметра, насколько это допустимо в данном сезоне (длина отворота негласно, но ощутимо регулируется каждые 6 месяцев), рубашки с актуальным принтом идеально отглажены, пиджаки с правильным количеством пуговиц подогнаны четко по фигуре, и на лбу не видно ни капли пота, несмотря на флорентийские 32 градуса. Впрочем, если эти капли, не дай бог, обнаружатся, их тут же смахнут pocket squares – карманные шелковые платки, ключевой аксессуар Pitti.

Самое любопытное, что как минимум половина этих людей по окончании выставки перебираются в Милан, где происходят основные мужские показы, а также ярмарка White, и по дороге магическим образом теряют часть своего образа. На смену лоуферам и брогам приходят дизайнерские кеды, вместо костюмов-троек появляются футболки актуальных брендов, силуэты становятся расслабленнее, а походки быстрее. Вероятнее всего, они (как и я, признаюсь) изначально кладут в чемодан два типа одежды – для Pitti и для Миланской недели моды. Неудивительно: в модном бизнесе выглядеть в соответствии с местом и окружением – одна из составляющих профессионализма. В этот раз в поезде из Флоренции в Милан за мной сидели два молодых байера, студировавших расписание миланских показов и своих встреч в шоурумах. Они в деталях обсуждали, кто из них куда пойдет… и в чем.

Но вернемся к Pitti: в последние два сезона в массовке мистеров Совершенство, словно вышедших из картин итальянского неореализма, начали появляться диверсанты. Большинство из них вписывается в два основных типажа: это либо «люди в черном», одетые в асимметричный гранж в духе Рика Оуэнса и его последователей, либо адепты новой стрит-одежды (набирающей популярность как раз таки в Милане) и марок, отсылающих к клубной культуре и к спорту, вроде Hood by Air, Off-White и Marcelo Burlon. Такое впечатление, что миланский стиль понемногу просачивается на Pitti.

Это отражают перемены в организации ярмарки. Во-первых, в ее рамках также проходят показы, и в последние несколько сезонов это были сплошь дизайнеры из вышеупомянутой стритовой, «клубно-спортивной» когорты: прошлым летом Marcelo Burlon County of Milan(http://marceloburlon.eu)    сделал показ, где модели выезжали на подиум на мотоциклах и под визги публики делали на них трюки вроде сальто-мортале – и одежда выглядела соответствующе; в январе на вилле под Флоренцией прошло дефиле Hood by Air (http://www.hoodbyair.com) , напоминавшее парад посетителей андегрундного нью-йоркского клуба 1980х. В этот раз показ устроила марка Moschino, который ныне заправляет Джереми Скотт, в прошлом тоже известный как эдакий club kid – плюс, что, пожалуй, интереснее, прошла выставка молодого дизайнера Томаса Тейта.

Во-вторых, в прошлом сезоне здесь появился павильон Unconventional, разительно отличающийся от других, торгующих в основном классическими костюмами, запонками, галстуками и теми же pocket squares: в нем (чересчур громко) играет deep techno, а выставлены либо  черные гранжевые марки, либо опять-таки клубно-спортивные, но с примесью готики и гранжа. В этом сезоне их список пополнили несколько новых имен – например, линия одежды из Мексики с ласкающим русский слух названием Los Vladimirovitch(http://www.losvladimirovich.com)  (основатели марки – выходцы из Восточной Европы), по стилю отдаленно напоминающая работы Гоши Рубчинского, только с отсылками к одежде гопников не с московских окраин, а отдаленных районов Мехико-сити.

Кроме “людей в черном” и людей в стритовом, в этот раз на ярмарке попадались также люди в вещах, сделанных из традиционных африканских тканей с яркими этническими принтами и с элементами, напоминающими одежду бедуинов: длинные свободные рубахи, широкие чуть укороченные штаны. Эти мотивы были вписаны в классические силуэты настолько безупречно, что поначалу я подумала, будто образы вдохновлены выставкой The Return of the Rudeboy(https://www.somersethouse.org.uk/visual-arts/return-of-the-rudeboy), посвященной одноименной субкультуре 1960-х и цитатам из нее в костюмах современных лондонских денди карибского происхождения. Выставка прошла в Лондоне еще прошлым летом, однако книга, посвященная ей (http://www.returnoftherudeboy.com), вышла только что и была представлена в рамках мужской Недели моды в Лондоне за несколько дней до Pitti, так что мои предположения казались вполне оправданными – многие гости Pitti начинают сезон в Лондоне. Тем не менее, я оказалась не права: джентльмены в африканских мотивах на Pitti появились не из-за книги, а потому, что «приглашенной нацией» на ярмарке в этот раз была Африка. Среди дизайнеров с этого континента мне особенно запомнился ангольский коллектив Projecto Mental(http://www.pittidiscovery.com/en/discovery/contests/guest-nation/guestnation/africa/projectomental) с их отточенными классическими силуэтами и сочетаниями ярких, контрастных, нехарактерных для европейской мужской классики цветов.

Впрочем, даже в самых традиционных павильонах в этот раз обнаружились коллекции, которые, вроде бы оперируя в рамках канонов мужской классики, исподтишка эти каноны подрывают. Одна из них – французская линия мужских аксессуаров Le Loir En Papillon(http://www.leloirenpapillon.com), вдохновленная работами сюрреалистов, которая выставлялась на Pitti впервые. Некоторые бутоньерки, запонки, булавки для петлицы, галстуки-бабочки и шелковые платки при ближайшем рассмотрении оказываются достойными героев сказки «Алиса в стране чудес», а то и более мрачных произведений Тристана Тцара, писателя-дадаиста, работы которого дизайнер марки Микаэль Франсуа Луар знает наизусть: на булавке обнаруживается страшно реалистичный синий кукольный глаз, который открывается и закрывается в зависимости от положения, на карманной цепочке болтается изящный маленький череп, а абстрактный узор на карманном платке складывается из жуков и прочих насекомых.

Очевидно, что Pitti уже не настолько безусловно классическая выставка, какой она когда-то была. Кроме того, категорический императив вот этой отутюженной безупречности в дресс-коде, пугающий меня и моего друга-байера, тоже сходит на нет: стритовые вещи, африканские балахоны и сюрреалистические аксессуары заведомо менее требовательны, чем классические костюмы, и явно все прочнее утверждаются в своих позициях. Публика Pitti становится более разношерстой – и оттого еще более восхитительной: стиль «классика с элементом безумия» всегда гораздо интереснее, чем просто классика – это знали денди и французские «инкруаябли», с которых посетители Pitti спокон веку берут пример.

Не пропустите


Последнее



Набор для шоппинга